Люстратор


 
25.04.2020 00:00

Ксения Рождественская о документальном фильме «Лагерь калек» Избранное

На Netflix вышел «Лагерь калек» Джеймса Лебрехта и Николь Ньюнэм, спродюсированный Бараком и Мишель Обама и получивший приз зрительских симпатий на «Сандэнсе»,— документальная история о том, как люди с ограниченными возможностями в 1970-е боролись против изоляции и победили

Об этом сообщает Футляр от виолончели


Для Джеймса Лебрехта все началось в 1971 году, когда он попал в «Дженед», летний лагерь, как тогда говорили, «для инвалидов». Лебрехту было 15, он хотел стать звукорежиссером, интересовался девушками, а ещё он родился с расщеплением позвоночника, поэтому передвигаться без коляски не мог. В лагере таких было много — подростков с разной степенью инвалидности, «невидимых» для общества, тех, от кого мир отворачивался, кто обычно попадал в закрытые учреждения, о ком здоровым людям не хотелось думать. Одна из героинь фильма, тоже прикованная к коляске, рассказывает, что в детстве её кто-то спросил: «Ты больная?» — и она поняла, что для всего мира она не человек, а «больная». И это оказалось потрясением.

В лагере «Дженед» — хипповском комьюнити, где все делали что хотели, «как будто внешнего мира не существовало» — все были просто людьми. И всем было весело. Джем-сессия? — прекрасно. Игра в мяч? — давайте попробуем. Разговоры на психологические темы? — отлично. Свидания? — с удовольствием. Эпидемия лобковых вшей в лагере? — круто! Съёмки фильма? — да, да, снимайте!

Эти архивные плёнки сами по себе могли бы стать мощным документальным фильмом о том, как люди в обществе себе подобных впервые начинают чувствовать себя людьми. Но «Лагерь калек» — не об этом, а о том, как жить за пределами рая. Пройдя через два летних месяца хипповской свободной жизни в «Дженед», герои понимают, что они могут и должны изменить общество, заставить чиновников увидеть людей с ограниченными возможностями не как «больных», а как тех, кому можно помочь. В 1970-е — да и позже — любой город был для колясочников враждебной средой, в метро можно было спуститься лишь по ступенькам, никаких пандусов. «Лагерь калек» иронично и восхищенно рассказывает историю революции — от немноголюдных колясочных маршей до двадцатипятидневного «сидячего протеста» с единственным требованием: официально признать права людей с ограниченными возможностями.

Главное достоинство «Лагеря» — он меняет зрительскую оптику. Герои не вызывают жалости, они не кажутся страшными или несчастными «другими», они — обычные люди, которые просто хотят найти себя. Наверное, это мог бы быть байопик Джудит Хьюман, главной воительницы с системой: именно она возглавила движение за права инвалидов, её боготворили все выпускники «Дженеда» — и она в конечном счёте добилась того, чтобы общество признало «калек» людьми. Но, к счастью, «Лагерь калек» не фокусируется на чьей-то отдельной истории. Лебрехт и Ньюнэм дают слово разным людям, складывая картину из осколков времени. Да, иногда из-за этого внимание зрителя рассеивается, но зато здесь все по-честному, как в летнем лагере: никто не лучше других, никто не хуже всех, каждый — герой. Например, одна из героинь — Дениз Джейкобсон, у неё ДЦП, и она с трудом разговаривает — рассказывает, что в юности решила переспать с водителем грузовика, а через некоторое время попала в больницу с сильной болью в животе. Решив, что у неё аппендицит, её прооперировали, а оказалось, что она подхватила гонорею. «Узнав об этом, я на секунду почувствовала гордость,— вспоминает очаровательная пожилая дама с разноцветными волосами,— а потом вдруг поняла, что врачи даже не могли предположить, что кто-то мог бы захотеть со мной переспать». Тогда она решила поступить в университет на специальность «Человеческая сексуальность».

В фильме несколько таких удивительных историй — о транссексуале с ДЦП, о слепом чернокожем, о женщине, которая стала инвалидом в 22 года,— и каждая выглядит как средний палец, показанный обществу. Наконец общество начинает испытывать смущение, и тогда в городе появляются съезды с тротуаров. Да, в фильме речь идёт о настоящей революции, которая рождается из атмосферы лагеря «Джанед»,— герои несут её в себе всю жизнь, распространяя вокруг себя. Когда рядом — друзья, играет хорошая музыка, все люди — братья, все тебе помогают и воспринимают тебя как человека. Не как «меньшинство».


Источник: “https://www.kommersant.ru/doc/4322655”

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий